Яренский краеведческий музей

Статьи / Мероприятия Ломоносов двадцатого века.

Ломоносов двадцатого века.

В Хреновской церковно-учительской семинарии. Слева Н.Кондратьев

Питирим Сорокин с женой Еленой Баратынской и детьми - Петром и Сергеем.

Cорокин во времена работы депутатом в Учредительном собрании. 1917 г.

Питирим Сорокин - один из основоположников современной социологии, блестящий ученый, оставивший после себя огромное наследие – научную школу в Гарвардском университете, множество учеников и последователей во всем мире, около тридцати книг и более тысячи статей. Имя Питирима Сорокина было мало известно на его родине, и только в конце XX века к его творческому наследию стали широко обращаться. Между тем в мировой науке труды Сорокина оценены как «коперниковская революция в социологии». По существу, он является основателем социологии как самостоятельной научной дисциплины. Доктор филосовских наук, профессор И.А.Голосенко писал: «…Судьба Сорокина во многом напоминает судьбу Ломоносова… Оба родились в «низах русского общества» и оба поднялись до вершин, став учеными с известностью, распространившейся далеко за пределы страны, где протекала их деятельность, и оба вызывали немало зависти и злословия со стороны претендентов на высшие места. Но судьба их представляла и глубокие различия: Ломоносов работал в своем Отечестве, Сорокин завоевал себе имя и положение в чужой стране. И все-таки его торжество не только личное, но и торжество Петербургского университета и русской науки».
«Мы прошли весь Коми край вдоль и поперек». Родился Питирим 21 января 1889 года в небольшом селе Турья Яренского уезда, находившемся на севере Вологодской губернии (;ныне Княжпогостский район республики Коми);. Его отец, Александр Прокопьевич, выходец из Великого Устюга, был «золотых, серебряных и чеканных дел мастером», а мать - Пелагея Васильевна – коми крестьянка из села Римья. Семья вела кочевой образ жизни, выполняя работы в деревенских церквях: занимались ремонтом храмов, их росписью и покраской, посеребрением и позолотой культовых предметов, изготовлением окладов. В пять лет Питирим остался без матери, которая умерла 7 марта 1894 года. Все свое свободное время отец отдавал воспитанию двух старших сыновей (;младший сын, Прокопий, в детстве постоянно жил у тети Анисьи, в Римье);. Когда Питириму исполнилось семь лет, он начал помогать отцу в мастерской. Мальчик хорошо рисовал, и отец даже начал поручать ему несложные заказы. Но, после смерти жены отец часто заливал свое горе водкой, постепенно превращаясь в хронического пьяницу, и однажды ударил сыновей деревянным молотком. Тогда 10-летний Питирим и 14-летний Василий покидают родной дом и начинают вести самостоятельную жизнь бродячих ремесленников. В книге «Долгий путь» П.Сорокин пишет: «…Несмотря на трудности, наша кочевая жизнь была полна радости, разнообразия и волнующа. Многие и многие часы я провел в соборах живой Природы, очарованный их величием, таинственностью и Богом данной красотой…Даже сейчас, если бы мог выбирать, я не променял бы ее на самую цивилизованную среду обитания в самом лучшем жилом районе самого прекрасного города мира…». Однажды Питирим чуть не упал с крыши, окрашивая ее. Вцепившись за выступ железной крыши, еле держался, пока брат не подал веревку. В другом случае, он с братом и двумя помощниками поднимались по высокой лестнице кафедрального собора в Яренске, неся на себе тяжелые вещи. Неожиданно ударил гром, полыхнула молния и на лестницу обрушился страшный шквал. Они отчаянно схватились за крепкий канат, закрепленный вокруг основания купола и прижались к нему. Когда все стихло, горожане помогли им спуститься с опасной высоты.
Гамская школа. Одновременно с работой Питирим не забывает и об образовании. Он самостоятельно обучается грамоте, заканчивает сельскую школу в селе Палевицы и в 1901 году поступает в Гамскую втроклассную школу. Гамская школа была единственной второклассной школой в Яренском уезде. Желающих стать учениками было много. В школу принимали только тех, кто прошел все испытания. Поэтому, как вспоминает П. Сорокин: "…Большинство учащихся были способными мальчиками, умствен¬но, физически и духовно развитыми. Общая атмосфера в школе стимулировала развитие интеллекта, рождала ощущение счастья и была философски идеалистической". Питирим, как лучший ученик полу¬чал стипендию в размере пяти рублей, которыми оплачивалась комната и стол в школьном общежитии. В школе работало пять учителей, которые "были хорошими людьми и отличными пе-дагогами". Заведующим и законоучителем школы был священник Гамской церкви Иван Степанович Покровский, старшим учителем - А. Н. Образ¬цов. Оба были образованными, творческими людьми, оказавши¬ми значительное влияние на своих учеников. Число учащихся школы колебалось в пределах 40 человек, однако выпуски были небольшими, из-за значительного отсева учащихся. 2 июня 1904 г. Гамская второклассная учительская школа впервые провожала своих выпускников. Свидетельства об окон¬чании школы получили пять человек, среди которых был и П. А. Сорокин, окончивший трехлетний курс с похвальным листом. Выпускники школы имели право пре¬подавать в школах грамоты.
П.Сорокин в Костромской губернии. Революция 1905 года. В 1904 году Питирим поступает учиться в Хреновскую церковно – учительскую семинарию Костромской губернии. Школа пользовалась большой популярностью. Кроме глубоких знаний и отличной практики, её выпускники получали право учиться в высших учебных заведениях, чего не было в подобных школах Вологодской губернии. Как писал в своих воспоминаниях Питирим Сорокин: «Трёхлетняя программа обучения в этой школе была намного более продвинута, студенты и учителя более сильны, библиотека и учебное оборудование лучше, чем в начальной и второклассной школах, которую я посещал ранее…». Кроме Питирима в школе обучался будущий экономист Николай Кондратьев, который учился курсом ниже. Это, впрочем, не стало помехой для их дружбы, как в стенах школы, так и в дальнейшей жизни. Их учёба в семинарии пришлась на годы. Первой русской революции. Они заразились революционными идеями и стали эсерами. За революционную пропаганду и распространение нелегальной литературы, направленной против царизма, Питирим Сорокин оказался на несколько месяцев в тюрьме г. Кинешма и, разумеется, был отчислен «автоматом» из семинарии. Кондратьев также был вынужден досрочно покинуть стены хреновской школы по причине «неблагонадёжности». Об этом периоде П.Сорокин пишет в «Долгом пути»: «Ежедневные дискуссии и напряженное чтение работ Лаврова, Маркса, Бакунина, Плеханова, Ленина и других революционеров познакомили меня с различными теориями переустройства общества и социальными проблемами. Знакомясь с трудами Дарвина, Спенсера и других эволюционистов я расширил свои знания. За четыре месяца тюрьмы я узнал больше, чем мог бы в церковно- приходской семинарии… Царский режим был достаточно гуманным. Мы свободно навещали друг друга в камерах и ежедневно собирались для обсуждения политических и социальных проблем. За плату пересылали через охранников письма на волю». Вскоре он был освобожден под «гласный надзор полиции» и стал «ходоком-агитатором» среди рабочих и селян в Иваново-Вознесенске, нелегально выступал на митингах, как «товарищ Иван», подпольно печатал революционные листовки.
В Санкт-Петербурге. Осенью 1907 г. П. Сорокин уехал в Санкт–Петербург к брату Василию. Там он поступил на бесплатные Черняевские курсы, чтобы сдать экзамены на аттестат зрелости за восемь классов гимназии. Это было единственным путем для дальнейшего поступления в университет. Сорокин активно посещал литературные вечера и на одном из них познакомился с «юной и красивой студенткой Бестужевских курсов» Еленой Баратынской, в будущем профессора ботаники США. Молодые люди полюбили друг друга, но смогли пожениться лишь через десять лет, поскольку не имели средств для семейной жизни. Они обвенчались в 1917 году, когда Сорокин стал доцентом университета. В мае 1909 г. П.Сорокин сдал на отлично экзамен на аттестат зрелости и осенью поступил в Петербургский Психоневрологический институт. В институте не требовали обязательного присутствия на лекциях, оставалось больше времени для заработков на жизнь. Вскоре он добился репутации «выдающего студента и молодого ученого», получил должность ассистента и начал читать лекции по социологии. В 1910 г., чтобы избежать призыва в армии, П.Сорокин перешел учиться на юридический факультет Петербургского университета, т.к студенты всех государственных университетов были освобождены от воинской повинности. За отличные оценки ему выделили стипендию. В том же 1910 г. появляется первая статья Сорокина «Пережитки анимизма у коми-зырян» (;вера в существование души и духов, в одушевлённость всей природы);, в которых он обобщает результаты своих этнографических экспедиций. После окончания университета в 1914 г., который он закончил с дипломом первой степени, Питирим оставлен на кафедре уголовного права для подготовки к профессорскому званию. В 1916 г. после сдачи экзаменов, получил звание «магистра уголовного права» и преподавал в Психоневрологическом институте в качестве приват-доцента. В феврале 1917 г. Сорокин принимал активное участие в революции на стороне партии эсеров, работал в должности секретаря Керенского и одного из редакторов эсеровской газеты «Воля народа». Был избран депутатом Учредительного собрания от Устьсысольского и Яренского уездов. В 1918 г. его дважды арестовывали большевики, и он находился на грани расстрела. Спасло его полное отречение от звания члена Учредительного собрания и объявление о выходе из партии эсеров. С 1919 г. преподавал в Петербургском университете, в 1920 г. получил звание «профессор». Одним из первых в России ученый пытался издать брошюру об ужасах голода, свидетелем которого стал во время поездки в Самарскую губернию незадолго до высылки. В 1922 г. он опубликовал работы «Влияние голода на социально-экономическую организацию общества» и «Голод и идеология общества», где содержались правильные, но антисоветские выводы. После изгнания П.Сорокина книги в России большевики сожгли.
Эмиграция. В 1922 г. П.Сорокина с другими выдающимися учеными и философами выслали из Советской России по указанию Ленина. П.А.Сорокин оказался сначала в Германии, потом в Чехии, а через год перебрался в Соединенные Штаты, где сумел обрести вторую Родину. С 1923 г. Сорокин преподавал в различных университетах США и параллельно опубликовал несколько крупных работ. Весной 1929 года Сорокин получил приглашение от факультета экономики Гарвардского Университета приехать в Гарвард и провести несколько лекций и семинаров на темы по его усмотрению. Лекции и семинарские занятия прошли достаточно успешно. Ученые и студенты Гарварда тепло поблагодарили Сорокина за выступления, у самого же лектора остались только положительные эмоции от университетской атмосферы. В конце сентября 1929 года Сорокину пришло письмо от президента Лоуэлла из Гарварда. Он сообщил Сорокину, что Университет, впервые в своей истории решил учредить кафедру социологии и что по их единодушному мнению, Сорокин мог бы её возглавить. Сорокин ответил утвердительно, добавив, что было бы лучше превратить кафедру социологии в отдельный факультет. Это предложение было принято. В октябре 1929 г. профессора Гарвардского университета избрали его профессором социологии. Там, в 1930 году, он открыл первый в США факультет социологии (;был деканом 12 лет); и проработал 34 года. В 1937 – 41 гг. издал главный труд своей жизни «Социальная и культурная динамика» в 4-х томах, встреченный с огромным интересом во всем научном мире. В Гарварде Сорокин воспитал целую плеяду блестящих американских ученых. В 1931 и 1933 годах у четы Сорокиных родились сыновья – Пётр и Сергей. Оба сына учились в Винчестерских публичных школах, закончили Гарвард, оба защитили диссертации: Пётр - по прикладной физике, Сергей - по биологии. Друзья Сорокиных шутили, что семья Сорокиных – университет в миниатюре, со своим математиком-физиком, биологом-ботаником, медицинским биологом и «самозваным социологом». После рождения Петра, семья Сорокиных переехала из Кэмбриджа в Винчестер, где они приобрели дом. П. Сорокин вел очень гармоничную, спокойную жизнь. Он общался с друзьями, коллегами и знакомыми, занимался рыбалкой, музыкой, воевал с «джунглями», которые разрастались вокруг его дома. В годы Второй Мировой войны Сорокин с супругой активно поддерживали СССР в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, помогали фонду помощи воюющей России. В 1957 г. была опубликована однотомная, сокращенная версия «Динамики». В 1964 г. в знак признания заслуг ученого в области социологии его избрали президентом Американской социологической ассоциации. Он продолжал работу в области преподавательской деятельности, опубликовал несколько монографий. Скончался П.Сорокин в 1968 г. в своем доме в Винчестере, пригороде Бостона, недалеко от Гарвардского Университета. Достойно особого внимания, что находясь в Америке, П.Сорокин не забывал о родном крае и своих земляках. Он постоянно писал письма тете Анисье, присылал ей доллары и белую муку, из которой она пекла «французские булочки», угощая односельчан. Одно из посланий начиналось так: «Я из простого деревенского парня стал ведущим ученым не только Европы, но и Америки».
Питирим Сорокин о коми – зырянах. «До революции насчитывалось около 180 тыс. коми. Физически они были рослые, сильные и здоровые люди. По грамотности коми занимали третье место среди многочисленных народностей России (;после обрусевших немцев и евреев);. Их жизненный уровень был выше, чем у остальных народов, населявших Россию. Мораль и нравы коми основывались на обычаях золотого века, десяти заповедях Библии и на взаимопомощи. Избы крестьян не имели замков, не существовало воров… Зыряне всегда были свободными людьми и решали дела при помощи самоуправления. Земля была в совместном владении всех членов общины и ее справедливо делили между семьями по количеству членов и со временем перераспределяли по мере их увеличения или сокращали. Это препятствовало развитию слишком большого неравенства. Глава сельской общины – староста – ежегодно переизбирался на сходе податными мужиками, главами семейств. Контроль со стороны царского правительства был ограничен».

Елена Головушкина.

Назад